Воскресенье, Сентябрь 23Дзержинский район: новости - афиша - реклама

Вторая жизнь Скирмантово. Как сложилась судьба сестры Хатыни

У Хатыни 628 сестер – деревень, повторивших ее судьбу. Причем почти треть из них исчезли с карты Беларуси навсегда. Деревне Скирмантово Дзержинского района повезло: она смогла возродиться после трагедии. Сейчас это большой современный агрогородок: восемь улиц, три магазина, школа, почта, парикмахерская – все, что нужно для спокойной мирной жизни.

На пепелище не строят

Автобус «Минск – Волма» подходит к Скирмантово полупустой. На остановке выходят всего четыре человека – двое работяг и мы с фотографом. На центральной площади – остановка с расписанием маршруток на Минск (многие, пользуясь близостью к мегаполису, ездят туда на работу), Дом культуры, почта и стела. С одной стороны памятника – фамилии погибших партизан, с другой – заживо сгоревших в деревенском сарае в июле 1943 года. И этот список в три раза длиннее.

Ольга Анпилогова, педагог-органи­затор Скирмантовского учебно-педагогического комплекса ясли-сад – средняя школа, встречает нас на пороге краеведческого музея, который расположился на втором этаже местного Дома культуры. На диораме в центре зала видно, как выглядела деревня до пожара: небольшой водоем, леса, со всех сторон обрамляющие поселок. И 38 домов, которые, по воспоминаниям сви­детелей, «сгорели в пыль».

В школьном краеведческом музее можно увидеть полный список местных жителей, погибших при пожаре

В местных лесах действовал партизанский отряд, куда бежали люди, вырвавшиеся из Минского гетто, проводит экскурс Ольга Викторовна. Вместе с учениками она посвятила этой теме не одну исследовательскую работу: 

– Село Скирмантово как раз лежало на пути к партизанам: местные жители давали беглецам приют, чтобы они могли восстановить силы и двигаться дальше. Как-то карательный отряд, патрулировавший эти места, встретил в лесу людей из гетто: у них была чистая одежда, свежий хлеб. «Откуда все это?» – «Из Скирмантово».

Мотоциклетная колонна развернулась и направилась в деревню. Всем жителям приказали взять с собой детей, документы и согнали в два сарая. А дальше – все тот же горький хатынский сценарий: сараи подожгли, тех, кто пытался выбить двери, расстреливали… Говорят, вопль стоял такой, что его слышали даже в деревне Путчино – в десяти километрах от этих мест. 

По разным данным, в Скирмантово погибли от 144 до 162 человек – от трехмесячного младенца до глубоких стариков. Спаслись лишь несколько детей: кто-то в это время пас коров, кто-то водил в ночное лошадей. Через день партизаны похоронили погибших в наспех вырытых братских могилах. Но даже митинг провести не удалось – в небе появился вражеский самолет и стал обстреливать собравшихся. 

Возможно, деревня бы канула в Лету, как почти две сотни ее сестер, если бы в конце 1940-х годов в этом месте не разбил подсобное хозяйство минский хлебозавод «Автомат». И в Скирмантово стали стекаться люди, ведь за работу давали когда мешок сухарей, когда – кулек соли, что было весомым аргументом для голодного послевоенного времени. Появилось два первых дома, потом – еще несколько. Причем если сгоревшая деревня стояла на возвышенности, то новую, с таким же названием, стали отстраивать в низине. 

– Это не в белорусских традициях – строить на пепелище, – объясняет Ольга Анпилогова. 

Я бы забыла, да не могу

Возле Дома культуры встречаем одну из первых жительниц Скирмантово – Евгению Лебедеву. В свои 80 с «хвостиком» она сохранила крепкое здоровье и ясную память. 

– Хотя, если честно, мне бы многое хотелось забыть, – вздыхает Евгения Иосифовна. 

Во время войны Женя с родителями жила в 12 километрах отсюда, в деревне Снитки. В тот самый день, в конце июля (историки до сих пор не сошлись во мнении, какое это было число – 29-е или 30-е), они с младшей сестрой полоскали в реке нехитрый полотняный скарб: разложили полотенца и покрывала на мелководье, прижав по краям камнями, и следили, чтобы вещи не унесло течением.

– Я вдруг подняла голову и удивилась: надо же, какие комары в небе огромные, никогда таких не видела! И лишь потом поняла, что это были не комары, а хлопья пепла. 

О том, что случилось в соседней деревне, снитковцы узнали от партизан. На следующий день Женя с братом отправились в Скирмантово – помогать доставать тела из-под завалов:

– Лопаты не было, взяли с собой вилы. Но взрослые, увидев наш инструмент, возмутились: «Что вы придумали? Люди и так намучались перед смертью, а вы их вилами колупать будете!» Золу разгребали руками. Многие тела почти не обгорели: люди просто задохнулись от дыма. Моя подруга Вера Миронович, которая чудом спаслась, опознала отца – у него даже фотокарточка в кармане пиджака уцелела. Самой Веры в тот день в деревне не было: с сестрами Олей и Машей ушла в лес за ягодами. Я потом много раз ходила с Верой за малиной, черникой. Помню, берет она ягоду и плачет: видно, тот день вспомнился. А я – вместе с ней. 

Знает Евгения Иосифовна и еще одну выжившую – Раису Куницкую, которая с братом пасла коров и, увидев полицаев, спряталась в жите. 

– С Раей мы часто виделись в церкви. Она всю жизнь прожила одна: не заводила ни мужа, ни детей. Говорила: «Не хочу, чтобы мои дети однажды потеряли семью, как я».


Несостоявшиеся соседи

Со временем деревня стала больше почти в четыре раза: сейчас здесь живут 420 человек. В местном учебно-педаго­гическом комплексе – 22 дошкольника и 58 школьников. Четвертого класса нет, десятого тоже, зато для девяти 11-клас­сников – почти индиви­дуальный подход на всех предметах, и репетитора не нужно. 

В школе есть хор, ансамбль гитаристов. А для малышей недавно появился кружок по робототехнике, который ведет молодой специалист Анастасия Чижевская. Руководство закупило два набора программируемого конструктора, так что теперь малыши из начальной школы могут строить и учить двигаться роботов, машины, ветряные мельницы. 

А еще агрогородок – один из самых спортивных в районе. На любых соревнованиях – хоть по лыжным гонкам, хоть по волейболу – скирмантовцы обязательно будут в числе призеров. 

– Чем обычно по вечерам занимаетесь? – интересуюсь у 11-классников Виктории Киселевич и Константина Ермоленко.

– Ходим в школьную спортивную секцию. Она работает с шести часов каждый вторник, четверг и пятницу, – кажется, что расписание тренировок все знают наизусть.

Кружком робототехники может похвастаться не каждая минская гимназия. А в Скирмантово он есть

И хотя с момента трагедии прошло 75 лет, для жителей агрогородка местная стела – по-прежнему главное место сбора. У памятного знака проводят все важные встречи, праздничные митинги. А еще всех школьников обязательно возят в Хатынь. 

– Прошлый раз были там в середине весны, – вспоминает педагог-орга­низатор Ольга Анпилогова. – Представьте: вокруг цветет березовая роща, где-то в кустах поет соловей – и на этом фоне раздается рвущий сердце звон. Даже школьники сразу притихли, перестали шушукаться и делать фото. Мы стояли и слушали, как звонит колокол – и по тем, кто погиб в Хатыни, и по жителям Скирмантово, нашим несостоявшимся соседям, которых мы не знали лично, но о которых вспоминаем каждый день. 

Источник: sb.by

One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.