Воскресенье, 29 ноябряДзержинский район: новости - афиша - реклама
Shadow

Михаил Будаев: Я бы хотел встретиться с Карлом Марксом

Директор «Дворищанского учебно-педагогического комплекса ясли-сад — средняя школа» Михаил Будаев является выпускником факультета философии и социальных наук БГУ. В преддверии Всемирного дня философии, который ежегодно отмечается 19 ноября, мы побеседовали с Михаилом и узнали, какие возможности применения у этой гуманитарной дисциплины в Беларуси и может ли эффективный менеджер быть философом?

— Когда проснулся интерес к философии?

— Наверное, еще в школьные годы. У меня был особый интерес к предметам гуманитарного цикла: литературе, обществоведению, истории. По предмету «Человек, общество и государство» (как он тогда назывался) я решил попробовать свои силы в олимпиадном движении. Не скажу, что подготовка занимала у меня большую часть свободного времени, но ежегодно привозил дипломы с районных и областных этапов олимпиады. Вскоре пришла пора определяться с будущей профессией. Я выбрал философию как наиболее фундаментальную и базовую гуманитарную науку. Сдал централизованное тестирование и в 2009 году поступил на бюджетную форму обучения на факультет философии и социальных наук. За годы учебы ни разу не усомнился в правильности выбора. Нравились предметы и дисциплины, не было никакой архаики. Скорее, наоборот, все преподавалось очень современно и прогрессивно. С нами занимались именитые по белорусским меркам преподаватели, среди которых даже были поэты и писатели. Когда мы изучали религиоведение, профилирующую дисциплину, ходили по религиозным общинам, таким как православная, католическая, протестантская, буддистская, мусульманская. Даже тем, которые среди значительной части населения считаются тоталитарными, к примеру, «Свидетели Иеговы», кришнаиты. Было очень интересно, стенами университетской аудитории мы не ограничивались.

— Какое будущее ждет выпускников философских факультетов?

— Те специалисты, которые получают фундаментальную философскую подготовку, могут реализовать себя во многих областях. Когда они приходят в какую-то конкретную прикладную область, им легче сориентироваться в ситуации, понять принципы и законы, по которым она действует. Я на своем опыте это прочувствовал, потому что поначалу, придя после университета в систему общего среднего образования, слабо представлял, как она функционирует. Всего лишь год мне удалось проработать учителем истории и обществоведения, после меня ожидал пост заместителя директора по учебной работе, какое-то время находился в должности руководителя лагеря «Дружба», сейчас руковожу школой. Это доказывает, что, не получив узкоспециализированной подготовки для работы в сфере администрирования в учреждениях образования, зато имея диплом специалиста в области философии, можно без особых затруднений решать те задачи, которые передо мной ставятся сегодня. Я думаю, что хороший философ — это, в том числе, эффективный менеджер.

Жан-Поль Сартр — французский философ, представитель атеистического экзистенциализма, писатель, драматург и эссеист, педагог. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1964 года, от которой отказался.

— А узкоспециализированную направленность философии можно реализовать в общественной практике?

— Философская дисциплина может найти себе применение там, где есть активное политическое поле, где существуют политические институты, такие как партии, общественные объединения, гражданское общество в широком смысле слова. Например, история ХХ века прекрасно показывает нам, как философские идеи кардинальным образом меняли мир. Советский эксперимент — это не случайность, а реализация на практике той фундаментальной концепции, которая разрабатывалась Марксом и Энгельсом еще в ХІХ веке. Студенческие волнения во Франции 60-х годов также прямиком вышли из идей Сартра, Камю, Альтюссера и других французских левых философов. То, что изначально появляется в умах серьезных мыслителей, в конечном счете находит отражение в реальности.

— В таком случае, что значит «стать философом»? Причислять свои идеи к философским?

— Думаю, надо быть глупцом, чтобы, не имея никаких весомых достижений, трудов, которые читаются и обсуждаются широкой публикой, называться философом. Я себя таковым не считаю, хотя у меня есть философское образование. У нас в университете даже квалифицированные преподаватели, которые имели докторские степени, не причисляли себя к философам. Обычно они говорили про себя «специалист в области философии». А философы — это Сократ, Аристотель, Ницше, Гегель… Люди, которые оказывают влияние на умы миллионов. Я бы сказал, что главный критерий мыслителя — интеллектуальное влияние, которое он оказывает на современников и будущие поколения.

— У вас есть любимые философы?

— Сама наука имеет тысячелетнюю историю, в каждом временном отрезке развития философской мысли можно найти того, чьи идеи мне симпатичны. ХХ век для меня знаменателен трудами Камю. Он работал не только в области философии, но и художественной литературы. Богат на философов и ХІХ век. Я бы для себя выделил Канта, Гегеля, Фейербаха, Ницше. Все по-своему интересны, несмотря на то что их идеи в корне разнятся. Средневековая философия пропитана идеями христианства. Глубокие мысли можно найти у Фомы Аквинского, Тертуллиана, византийском богословии. Античная философия, конечно, представляет классический образец. Именно греки впервые отделили философский тип мировосприятия от религиозного. Лично мне близки взгляды Эпикура, который считал, что корень человеческих несчастий — в страхе смерти. Он утверждал, что нет смысла бояться смерти. Ведь когда она есть, то нас уже нет, а когда мы есть, то ее еще нет. Естественно, мне нравятся такие титаны, как Платон, Аристотель, которые разрабатывали проблематику и этики, и эстетики, и политики, и экономики.

Аристотель — древнегреческий мыслитель, ученик Платона, позже вступивший с ним в полемику, наставник Александра Македонского

— Как бы вы ответили на один из вечных философских вопросов «В чем смысл жизни?».

— На мой взгляд, главная миссия человека — достигнуть бессмертия. В том смысле, чтобы оставить после себя то, что сделает твое имя вечным. Например, как Аристотель, который своими трудами и мыслями обессмертил свое наследие. Мы тоже существуем для того, чтобы оставить след на земле. В физическом и физиологическом смысле нашим продолжением являются дети. Кроме того, мы не должны забывать о творчестве, научной деятельности, искусстве. Но вообще, объективного смысла жизни нет, каждый конструирует его для себя сам. 

— В философии есть место творчеству?

— Безусловно. Творчество и феномен прекрасного являются предметом для такой философской дисциплины, как эстетика. Вдобавок, философские изыскания близки к творческим. Я вижу схожесть в работе философа и литератора. И тот, и другой должны иметь особый талант. Оба оперируют словом. Хорошим примером может послужить Федор Михайлович  Достоевский. Все считают его писателем, но философский контекст в его произведениях действительно огромный. 

Немецкий философ Карл Маркс – автор классического научного труда по политической экономии «Капитал» 

— С кем из знаменитых мыслителей вы хотели бы встретиться лично?

— Чуть ли не с каждым. Но в большей степени с Карлом Марксом. Его влияние на ход человеческой истории трудно переоценить. Во всех уголках земного шара в ХХ веке идеи Маркса в той или иной степени проявляли себя. Мне бы хотелось побеседовать с ним и узнать, ожидал ли он, что его идеология приведет к таким масштабным событиям и жертвам.

— Какую деятельность вы бы выбрали для себя, если бы не приобретенная специальность?

Это была бы журналистика.

— Есть ли планы на будущее, связанные непосредственно с философией?

— Однозначно буду сталкиваться с ней, но скорее всего не профессионально, а как человек, искренне любящий и увлекающийся данным направлением. 

Добавить комментарий