Общество

Дороги жизни Юрия Крыловича в проекте «Линии судьбы»

Газета «Узвышша» открывает новый проект «Линии судьбы», в котором мы будем знакомить читателей с интересными и необычными судьбами жителей Дзержинского района. Представляем вашему вниманию первого героя рубрики.

Полвека за рулем, чуть больше 20 лет – в сфере образования, и 10 – в редакции газеты «Узвышша». Биография Юрия Крыловича изобилует любопытными фактами, забавными и трогательными эпизодами, нашлось в ней место и приключениям. Мало кто так же хорошо и досконально, как Юрий Владимирович, знает все уголки Дзержинского района, его скромные и прелестные пейзажи, удивительных людей, прошлое.

Все мы родом из детства

Беззаботные годы тогда еще непоседливый, озорной мальчишка провел на хуторе Звариковщина, у деда-лесника. Высокие, раскидистые липы, клены, лиственницы, сосны и ели, уютные прудики – настоящий зеленый рай! Юрий Крылович рос вдали от шумного города, в лесу. В полной гармонии с природой, будто настоящий Маугли.

Сегодня на хуторе, насчитывающим около 250 лет, осталось два пруда 

На этом хуторе вместе с дедом провел свое детство Юрий Крылович. Дорога ведет в сад, где сохранились деревья, посаженные почти 200 лет назад

Ходят легенды, что этот живописный уголок, который сейчас носит поэтичное название Малиновка-2, когда-то был островом. И его окружали топкие непроходимые болота… В свое время на хутор и в близлежащие окрестности приезжал охотиться сам граф Кароль Ян Александр Гуттен-Чапский.

Юрий вместе с дедом часто ходил на обход территорий, внимательно наблюдал за охотой. Правда, сам не стрелял. Один раз попробовал – тогда он сознательно промахнулся. В итоге понял, что такое занятие не для него.

Юрий Крылович в третьем ряду снизу, первый справа

– А потом мать захотела сделать из меня «цивилизованного человека» и отдала в детский сад. Уже через неделю меня оттуда выгнали, ведь я не имел представления, как уживаться в коллективе, привык быть один. Несмотря на то, что меня дважды пытались пристроить в детский сад, лес по-прежнему оставался моим домом.

Свет знаний

Неумолимо приближалось время учебы. Маленького белорусского Маугли было решено отдать в школу. В то время она находилась на месте нынешнего территориального центра социальной защиты и обслуживания населения. Мама все еще надеялась, что, переступив порог учебного заведения, сын станет более сдержанным и рассудительным. Но не тут-то было! Попытка социализации с треском провалилась.

– Я был такой «скромный» мальчик, что мог любого одноклассника на голову поставить! – смеется Юрий Владимирович.

Пришлось горе-школьнику на следующий год второй раз идти в первый класс. Казалось, шустрого ребенка уже не угомонить… Но класс доверили терпеливой и мудрой учительнице Нине Аристовой. Ученики, словно цыплята за наседкой, ходили за педагогом. А она окружала их заботой и любовью. Так незаметно пролетели четыре года начальной школы.

Юрий Крылович в первом ряду сверху, первый слева

В 1964 году в Дзержинске открылась новая школа (с 2004 г. – гимназия №1). Туда и перевели класс, в котором учился Юрий. Мама, педагог по образованию, всячески старалась приобщить сына к полезным занятиям и отдала его в музыкальную школу. Располагалась она не в центре города, как сейчас, а в стенах механического завода. Единственное пианино на весь район верой и правдой служило начинающим музыкантам. Вот только пятикласснику Юре больше нравились не музыкальные композиции, а атмосфера, царившая на заводе. В очередной раз сбегая с занятий, он бродил по цехам, рассматривал станки. Тихонечко наблюдал, как ловко вытачиваются детали. Среди рабочих стал своим человеком. В его характере было что-то, что роднило его со смекалистым сорванцом Гаврошем.

– Естественно, за такие проделки мне ставили двойки, наказывали. Я пролил немало слез, убеждая меня оттуда забрать. Мама моя на тот момент преподавала в Дягильнянской школе. Одна из ее учениц, окончив музыкальное училище, вела занятия по классу баяна. Так что я продолжил музыкальное обучение: играл лично под ее руководством. А после 8-го класса на летних каникулах работал в Станьково в пионерлагере «Дружба» музыкальным руководителем.

Несмотря на то что школьный путь Юрия Владимировича был довольно тернистым, учился он хорошо, занимался художественной самодеятельностью, играл в ансамбле на баяне. Другие ребята освоили барабан, пианино, две трубы – только гитары не хватало. Ее в то время приобрести было сложно. Школьники, мечтая играть на этом инструменте, пытались смастерить его своими руками. К сожалению, не успели с самодельной гитарой сработаться: для ребят прозвенел последний школьный звонок.

Студенчества прекрасная пора

Юрию Крыловичу всегда нравились автомобили. Он даже хотел серьезно посвятить себя изучению техники. Во время учебы в 10-м классе был зачислен на подготовительные занятия в политех, посещал кружки физики и математики, готовился к поступлению на автотракторный факультет. Неизвестно, как бы в дальнейшем развивалась его судьба, но на выбор профессии повлиял дядя, доктор физико-математических наук. Он уговорил парня поступать в недавно открывшийся радиотехнический институт, где шел набор на престижные специальности.

– Я поддался на уговоры и сдал экзамены. Две четверки, две пятерки!

С улыбкой вспоминает Юрий Владимирович студенческие выезды «на картошку» в Березинский и Червенский районы. Днем – работа, а вечером – веселые посиделки с песнями и танцами. Юрий, как баянист, был, конечно, в центре внимания.

 

Пока юноша учился, его двоюродная сестра успела окончить университет и распределилась на предприятие «Интеграл».

– Зарплаты еле-еле хватало на продукты и оплату квартиры. Сестра рассказывала нам и плакала. Наслушался я… Бросил институт – в армию пошел служить. Причем с удовольствием.

Так он оказался в Эстонии, в небольшом городке Тапа. Повезло, что водительские права на тот момент уже были получены. В учебке на 3000 человек его определили работать не на простых машинах, а на профессиональной военной технике. По окончании срочной военной службы перед Юрием открылось множество путей: от Германии до Дальнего Востока. Он мог поехать работать куда угодно, а выбрал Беларусь.

Скажите, вы когда-нибудь любили?..

Возвращаясь к студенческим годам Юрия Крыловича, невозможно не рассказать историю первой любви. Общежития радиотехнического и торгово-экономического университета (именно там училась его избранница) стояли друг напротив друга. Это ей он писал на запотевшем окне: «Давай познакомимся!», «Выйди, поговорим». Девчонка родом из поселка Мир улыбалась в ответ, слетала вниз по лестнице, и разговорам не было конца…

Увлечение музыкой и искусством разделяли оба. Вместе ходили в театры, на представления. Раздобыв годовой абонемент в филармонию, студент приглашал на органные концерты свою подругу. А у нее горели глаза и замирало сердце. 

Но этот роман завершился. Как раз в то время Юрий Владимирович решил, что учеба в радиотехническом не его настоящее призвание. Он забрал документы и вернулся обратно в Дзержинск.

По жизни шагая упрямо

После армии понял, что надо определяться с выбором будущей профессии.

– Почти половина учеников из нашего класса стали педагогами, – говорит собеседник.

Юрий Крылович тоже решил пойти по этой стезе. Окончил университет, устроился работать в среднюю школу №2 города Дзержинска учителем физики и астрономии. Все шло своим чередом. Появлялись новые записи в трудовой книжке.

Он успел поработать и музыкальным руководителем в детском саду, лагере, школе, и учителем, и заведующим фильмотекой в управлении по образованию, спорту и туризму, и инженером по эксплуатации в сельском хозяйстве, и заведующим гаражом, и заместителем директора по снабжению и реализации, и водителем. На 14 лет покидал родную страну, переехав с семьей в Украину. Выпадали разные маршруты, но Юрий Владимирович ни на минуту не останавливался посреди дороги, старался идти вперед и во всем сохранять равновесие.   

Работа для души

Юрий Крылович через всю жизнь пронес любовь к автомобилям. Он объездил все самые красивые и малоизвестные места Дзержинщины, хорошо знает своих земляков. Ему ведомы малохоженые тропинки в лесу, скрытые повороты. Наш герой может рассказать многолетнюю историческую хронику самых разных деревень и поселков.

 

В деревне Большие Новоселки находится усадебный дом помещиков Кастровицких, построенный в первой половине XIX века. Какое-то время он принадлежал Аполлинарию Костровицкому, старшему брату отца белорусского политического деятеля Каруся Каганца. Кстати, родители Каганца жили в соседней деревне. На фото изображена конюшня Кастровицких из красного кирпича. В самом усадебном доме сегодня располагается больница

 

 

С ветерком мчимся с ним к выбранному пункту назначения – деревне Новосады, а по пути заезжаем в Юцки. Здесь находится гидрологический памятник природы республиканского значения «Юцковский родник». Отвесная лестница змейкой ведет вниз. В узком овраге, поросшем с обеих сторон деревьями и кустами, по камням бежит чистая родниковая вода. Считается, что она обладает целебной силой. Одно из названий этого места – Студенец. Подтверждение интересному факту есть в произведениях известного белорусского поэта Каруся Каганца, когда-то жившего в этой местности. Согласно легенде, раньше тут стояли церковь и замок, которые ушли под землю. А в этом месте забил родник.

Мои друзья – мое богатство

Насладившись единением с природой, едем дальше, в Новосады. Судьба сводила Юрия Крыловича со многими удивительными людьми. Среди них – староста Леонида Шишковец. Вместе они принимали участие в организации праздника деревни. Устанавливали здесь придорожное место молитвы и памяти – поклонный крест, заботливо высаживали деревья, цветочные клумбы. Юрий Крылович вздыхает: «Сада больше нет». Действительно, бесконечные аллеи деревьев с широкими кронами постепенно редеют. А ведь именно благодаря им населенный пункт получил такое звучное название – Новосады.

Навстречу выходит Леонида Степановна. И разговор заходит об историческом прошлом ее малой родины.

– Здесь когда-то были и магазин, и школа, и церковь. Теперь на их месте даже фундамента не увидишь, все травой поросло… А деревня-то большая, километра полтора будет. После войны люди жили в каждом доме, почти у всех было по 5–7 детей. Помню, как мы четыре года войны просидели с бабушкой в погребе напротив дома. На возвышении, там, где лес, находился дот. И через всю деревню оттуда стреляли.

Шли последние дни войны. И однажды, вспоминает Леонида Степановна, на кукурузное поле опустился самолет. Летчик торопился на боевое задание, а в моторе вдруг что-то затрещало. Вынужденно приземлился. Отец Леониды Степановны помог проверить исправность приборов. Все искали неполадку. Долго провозились – начинало темнеть. И нежданный гость остался у них ночевать. 

– Мы с мамой тогда побежали смотреть на самолет, для нас это такое диво было!

На следующий день летчик поехал в район, чтобы доложить о случившемся начальству. Отец Леониды Шишковец написал справку, подтверждая факт технической неполадки, которая помешала выполнению задания. На поле приехала охрана, руководство. Тщательно проверяли, действительно ли самолет был неисправен. Летчику грозили расстрелом… А он, достав из кармана фотографию жены и двоих детей, приговаривал: «Обидно мне, все войну прошел. Неужели в последние дни все может так закончиться?»

К счастью, обошлось. «Кукурузник» благополучно поднялся в воздух и улетел. На прощание летчик обещал прислать любую весточку, если доведется быть в этих краях.

Прошло время. Как-то раз деревенскую тишину нарушил приближающийся звук двигателя. Пастухи, выгонявшие стадо на выпас, увидели летящий самолет и падающий вниз конверт. Это летчик напоминал о себе.

В то время местных было гораздо больше. «Сейчас здесь 8 жилых домов осталось, – говорит Юрий Владимирович. – Зато летом на дачи все съезжаются, оживает деревня».

Возвращаемся обратно, переживая увиденное и услышанное. Столько эмоций и впечатлений от одной поездки! А Юрий Владимирович попутно рассказывает, как здесь, в Новосадах, под одним из домов нашли нору с лисятами. Пришлось выручать малышей: отвезли в экоцентр в Станьково, где их вскормила самая обычная кошка. И тут мне невольно подумалось, что жизнь – это не только будничные хлопоты, серьезные дела… Жизнь хороша тем, что она состоит из таких вот счастливых мелочей: осеннего дождика, чириканья птиц и звенящего ручейка в лесу. И важно их замечать, как это умеет делать Юрий Крылович…