Актуально

Главная битва. Как наши земляки приближали победу под Москвой. Ч. 4

Прорвав в нескольких местах можайскую линию обороны, моторизированные части вермахта открыли для себя прямой путь на Москву. Германские войска в основном наступали севернее и южнее города, чтобы захлопнуть клещи в восточной части Подмосковья. Командование группы армий «Центр» уже не сомневалось в успешном завершении операции «Тайфун», но к концу октября случилось невероятное. Защитники Москвы сумели остановить врага.

Крепкий орешек

Захватив Гжатск, передовой отряд моторизованной дивизии СС «Рейх» сразу же устремился вперед, чтобы в числе первых выйти к Москве и получить обещанные награды. Но неожиданно на них обрушился шквал огня. Находившиеся в засаде советские танки Т-34 в упор расстреляли колонну врага, превратив ее в груду искореженного металла. Так дивизия, возглавляемая полковником Михаилом Катуковым, испытала в деле новые бронированные машины, которые на днях сошли с конвейера Сталинградского тракторного завода. Снаряды, выпущенные из Т-34, насквозь пробивали броню немецких танков.

На Юхновском направлении начальник парашютно-десантной службы Западного фронта капитан Иван Старчак со своими десантниками занял оборону на реке Угре и более суток сдерживал превосходящие силы противника.

Хорошо себя зарекомендовала и тактика использования истребительных батальонов, сформированных из бывших спортсменов. Они неожиданно вставали на пути фашистских моторизованных групп и, забросав бронетехнику бутылками с зажигательной смесью, так же быстро исчезали.


По данным четырехтомной районной книги-памятника «Солдаты Победы», в обороне Москвы участвовало около 50-ти человек, чья жизнь впоследствии так или иначе была связана с Дзержинским районом.


Если с юга наступала только 2-я танковая группа Хайнца Гудериана, то с севера на Москву шли сразу две — 3-я и 4-я группы Германа Гота и Эриха Хёпнера. Именно на этом направлении развернулись наиболее ожесточенные бои, в которых дивизии 16-й армии под командованием генерала Константина Рокоссовского покрыли себя неувядаемой славой. Героизм и мужество советских воинов под Звенигородом, Каширой, Яхромой стали легендой. Подвиг Ивана Панфилова, до последнего сражавшегося на Волоколамском шоссе вместе с 316-й дивизией, политрука Василия Клочкова с его бессмертным призывом «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва» стали примером бесстрашия защитников города.

В боях на этом направлении участвовал и наш земляк Георгий Кучеров. После окончания курсов младших командиров по специальности «топография» его назначили на должность командира отделения артиллерийской батареи дальнобойных 203-миллиметровых орудий. Вместе со своим подразделением он защищал можайскую линию обороны, а затем воевал на подступах к Москве. Когда танки противника приближались на близкое расстояние, артиллеристы били по ним прямой наводкой. В этой дуэли требовалось сохранять хладнокровие и выдержку, иначе, прорвавшись к окопам, тяжелые немецкие машины давили гусеницами всех и вся.

Справочно. После войны Георгий Демьянович Кучеров работал председателем колхоза имени Кирова, затем, до выхода на пенсию, — директором Дзержинского хлебоприемного пункта. 

Героизм проявляли и девушки-санитары. На волоколамском направлении, в районе, где отличилась Панфиловская дивизия, бесстрашно выполняла свой долг военфельдшер Нина Уэльская. Как медработник, она была призвана на службу Дзержинским райвоенкоматом и с первых дней войны служила в медсанбате. Спасая раненых на передовой, Нина Уэльская сама получила тяжелую контузию от взрыва снаряда. После лечения вновь вернулась в строй. В составе 464-го отдельного саперного батальона наша землячка с мая 1942 года сражалась на подступах к Сталинграду. В бою за высоту «Казачий Курган» в декабре 1942 года старший военфельдшер Нина Уэльская была смертельно ранена. Ей было всего 22 года.


В сентябре 1941 года по зову сердца вступил в народное ополчение 17-летний Александр Столяров. Батальон, в который попал юноша, поселили в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию. Пока бои шли на дальних подступах к Москве, ополченцы до обеда рыли окопы и строили оборонительные сооружения на можайском направлении. Во второй половине дня проходили занятия по военной подготовке, а по вечерам, получив оружие, патриоты несли службу по охране порядка на улицах столицы. В октябре, когда обескровленные части Красной Армии с трудом сдерживали наступавшего врага, им на помощь стали посылать ополченцев. Свой первый бой с гитлеровцами Александр Столяров принял в окопах под Химками.


Уже к концу октября горячие головы высшего командования германских войск, затеявших операцию «Тайфун», стали понимать, что Москва для них может стать не по зубам.

Сопротивление защитников города с каждым днем становилось все более ожесточенным. Колоссальные потери несла не только Красная Армия, но и войска вермахта. Их силы таяли с каждым днем, а некогда победоносное шествие группы армий «Центр» оказалось на грани провала.

Положение немцев еще больше осложнилось в конце октября, после  затяжных дождей в Подмосковье. Все дороги, которые вели к Москве, были заминированы, движение техники по обочинам стало практически невозможным. В начале октября температура воздуха резко понизилась до минусовых отметок. К холодам немцы вообще не были готовы. В своих легких шинелях и летней обуви доблестные войска фюрера не смогли выдержать 20-градусные морозы и стали прятаться по деревням в поисках тепла. Но по ночам на них начали совершать налеты истребительные группы партизан. В одной из таких операций принимала участие комсомолка Зоя Космодемьянская. В доме, который пыталась уничтожить отважная девушка, располагалась радиостанция армейской разведки, и он охранялся особенно тщательно. Однако потерпела неудачу и ее схватил патруль. 18-летняя патриотка мужественно выдержала все пытки и не выдала товарищей. Фашисты казнили отважную девушку.


После окончания двухгодичной школы медсестер Анна Смирнова до войны работала на авиационной базе, которая дислоцировалась под Витебском. Когда гитлеровская Германия напала на СССР, она была призвана на службу в действующую армию. В сентябре 1941 года авиаполк, где находилась медсанчасть, перебазировали на защиту воздушного пространства под Москвой. После тяжелых боев нашим летчикам нередко требовалась медицинская помощь. И первой ее оказывала медсестра Анна Смирнова. Экстренные вызовы поступали даже ночью, но никто не думал об отдыхе.

Справочно. После демобилизации Анна Андреевна Смирнова работала во 2-й клинической больнице г. Витебска. Последние годы жизни провела в д. Дягильно под присмотром своей дочери Ларисы Акалович. 


Но боевой дух германских войск продолжал падать. Блицкриг не удался, и темпы наступления резко снизились. Для советского командования такой выигрыш во времени был стратегически необходим — с Дальнего Востока и Сибири через Транссибирскую магистраль перебрасывались свежие дивизии, которым предстояло в решающий момент, когда вермахт окончательно выдохнется, нанести ответный удар. Между тем ожесточенные бои шли уже в 30-25 километрах от Москвы. Деревня Крюково недалеко от Химок переходила из рук в руки несколько раз.

Справочно. После окончания Тимирязевской сельскохозяйственной академии Александр Мартынович Столяров работал главным зоотехником Дзержинской МТС, председателем колхозов «Победа» и имени Фалько, директором Минской областной госплемстанции, расположенной в Фаниполе.