Актуально

Главная битва. Как наши земляки приближали победу под Москвой. Ч. 5

К началу декабря немцам удалось пробиться в Наро-Фоминск, выйти к Звенигороду, а на северо-западном направлении подойти к Красной Поляне, находившейся в 32 км от Кремля. Еще 4 декабря гитлеровцы планировали новые атаки, мечтая сфотографироваться на фоне кремлевских стен, однако на следующий день им было уже не до этого. В эти дни 80 лет назад началось генеральное сражение под Москвой, развеявшее миф о непобедимости германских войск.

Провал гитлеровских замыслов

Советское командование, проанализировав стратегическую обстановку на фронте, пришло к выводу, что силы противника находятся на исходе. У них были достаточно большие потери в живой силе, а те, кто остался в строю, окончательно вымотались в постоянных боях с героически сражавшимися защитниками города. Немецкие солдаты не только замерзали в окопах, но и впервые начали испытывать проблемы с продовольствием.

Значительно поредевшими оказались и основные танковые группы, у которых начались серьезные перебои с поставками топлива и боеприпасов. По оперативным сводкам разведки, из оккупированной Франции и Бельгии на помощь к ним спешно перебрасывалось подкрепление. Чтобы не дать немцам времени на перегруппировку сил, Ставкой Верховного главнокомандующего было принято решение о переходе к решительным действиям. Контрнаступление началось 5 декабря 1941 года.

План, разработанный советским командованием, предусматривал практически одновременный удар по растянутым немецким коммуникациям по всей линии наступления группы армий «Центр». В этой операции главная роль отводилась армейским подразделениям под общим командованием генералов Ивана Конева и Георгия Жукова, а также маршала Семена Тимошенко, которые должны были отбросить немцев от Москвы. В назначенный день войска Калининского, Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов перешли в мощное, а главное, неожиданное для вермахта наступление. Усиленные тремя свежими армиями, переброшенными с Дальнего Востока и Сибири, они нанесли сокрушительный удар по противнику. Некогда непобедимая армия вермахта дрогнула, а затем, бросая технику и убитых солдат, стала спешно отступать.

Уже первые итоги контрнаступления полностью подтвердили правильность выбранной тактики. Молниеносный удар под Калинином поверг немцев в шок. «Из утреннего тумана обрушились невесть откуда взявшиеся колонны полков в полушубках и танки», – вспоминал выживший тогда немецкий офицер

Враг оказался абсолютно не готов к такому повороту событий. Связь между соседними частями была нарушена, оборона прорвана, и, чтобы избежать окружения, пришлось спасаться бегством. Аналогичная ситуация возникла в районе Красной Поляны и Дмитрова, а также восточнее Тулы.

Ни на одном из участков немцам не удалось отбить атаку советских войск. Уже через несколько дней они беспорядочно отходили на запад. 7 декабря 16-я армия Константина Рокоссовского освободила Истру, 15 декабря 20-й армией Андрея Власова был освобожден Клин, 16 числа – Калинин, 20 декабря части генерала Леонида Говорова взяли Волоколамск, 26 декабря 33-я армия генерала Ефремова освободила Наро-Фоминск. Южнее советские войска ураганом прошли от Михайлова и Ельца до Калуги и Белева, разблокировав Тулу и заставив спешно отступать хвастливого Хайнца Гудериана.

Вместе с немцами бежали и созданные ими «органы власти», набранные из числа предателей. Например, из Ржева, к которому подходили советские войска, бургомистр с заместителем, а также начальник полиции сбежали, прихватив с собой всю городскую казну. Позже их нашли в Минске и расстреляли

К началу января были полностью очищены от немцев современные Московская, Рязанская, Тульская и Липецкая области, большая часть Калужской и Калининской областей, а также восточные районы Смоленщины. Впервые с начала Второй мировой немцам пришлось отдать столь большую территорию, признав свое поражение.

Чтобы остановить паническое бегство своих войск, находившийся в бешенстве Гитлер пошел на жесткие меры. Был издан приказ, который чем-то напоминал сталинский: «Ни шагу назад». Солдатам и офицерам вермахта было запрещено отступать под страхом расстрела, а в случае необходимости требовалось сражаться до последнего.

Вдобавок в немецком командовании последовал целый ряд кадровых перестановок. Лишился своего поста и переведен в резерв командующий сухопутными войсками Вальтер фон Браухич (в 1948 г. умер в госпитале для военнопленных), отстранен командующий группой армий «Центр» Федор фон Бок (в 1942 г. переведен в резерв, а в мае 1945 г. убит в ходе налета английской авиации), уволен за трусость Эрих Хёпнер (расстрелян в 1944 г. за участие в антинацистском заговоре), отправлен в резерв Хайнц Гудериан (позже займется теорией бронетанковых войск, а после войны напишет воспоминания).

Трагически сложилась и судьба нескольких советских генералов, отлично зарекомендовавших себя в Московской битве. В вяземском «котле» были пленены командующий 19-й армией генерал-лейтенант М. Ф. Лукин и направленный к нему на помощь бывший командующий 32-й армией генерал-майор С. В. Вишневский, погиб командующий 24-й армией генерал-майор К. И. Ракутин.Генерал Лев Доватор, командовавший 2-м гвардейским корпусом, наступавшим под Звенигородом, 21 декабря был убит под Рузой. Уже посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Генерал Михаил Ефремов, чья 33-я армия освобождала Наро-Фоминск и Боровск, в апреле 1942 г. был окружен вместе с солдатами под Вязьмой. Не желая сдаваться в плен, он застрелился. Известно, что нашедшие его тело немцы похоронили генерала с воинскими почестями, отдав должное его храбрости.

Генерал Андрей Власов, командовавший 20-й армией в ходе Клинско-Солнечногорской операции и награжденный орденом Красного Знамени, в 1942 г. попал в плен под Ленинградом, перешел на сторону оккупантов и возглавит так называемую Русскую освободительную армию (РОА). По приговору военного трибунала повешен в 1946 г. за государственную измену

В советской историографии окончание Московской битвы датировалось началом весны 1942 г., однако подробности не освещались. А они свидетельствовали о том, что советское командование, по требованию Иосифа Сталина, попыталось и дальше развить наступление. Однако сказалась усталость советских войск и ощутимые потери в ходе операции. Наступление захлебнулось, а фронт стабилизировался по линии Ржев – Сычевка – Вязьма – Угра. Тем не менее немецкие войска были отброшены на 100–250 километров от Москвы. Для Третьего рейха эта битва стала стратегическим поражением в войне, окончательно похоронившим блицкриг.

В память о погибших в Московской битве возле стен Кремля была создана Могила Неизвестного Солдата, ставшая символом упокоения тех, кто погиб, защищая столицу в 1941 году.

Среди экспонатов историко-краеведческого музея средней школы №2 г. Дзержинска хранится газета «Вечерняя Москва», датированная 13 декабря 1941 года. Этот субботний выпуск полностью посвящается событиям, происходившим на полях сражений под столицей Советского Союза. Передовая статья озаглавлена: «Провал немецкого плана окружения и взятия Москвы». В ней, в частности, говорится: «После перехода в наступление с 6 по 10 декабря частями наших войск занято и освобождено от немцев свыше 400 населенных пунктов. Захвачено: танков – 386, автомашин – 4317, мотоциклов – 704, орудий 305, минометов – 101, пулеметов 515, автоматов 546.

За этот же срок нашими войсками уничтожено, не считая действий авиации: танков – 271, автомашин –565, орудий – 92, минометов – 119, пулеметов – 131. Кроме того, захвачено огромное количество другого вооружения, боеприпасов, обмундирования и разного имущества. Немцы потеряли на поле боя за эти дни свыше 30 000 убитыми».

(Проект создан при участии районного совета ветеранов).

Виктор УРАНОВ

Виктор ПОЛТЕВ