Суббота, 11 июляДзержинский район: новости - афиша - реклама
Shadow

Педагоги «художки» Владимир Хачатурян и Ирина Дарашевич рассказали о своем и детском творчестве

О том, какой смысл заложен в детских рисунках, как происходит становление художника и какие работы больше других ценят преподаватели Дзержинской детской школы искусств, рассказали педагоги художественного отделения Ирина Дарашевич и Владимир Хачатурян.

– С детьми какого возраста вы занимаетесь?

Ирина: В последние годы на художественном отделении ведется большая работа с малышами. Сюда ходят 140 человек. Из них 52 – это ученики, зачисленные в классы; примерно 90 мальчиков и девочек посещают школу раннего развития и школу ранней эстетики. В принципе, у нас пятилетняя система обучения (5-го по 9-й класс общеобразовательной школы). А в подготовительную группу дети начинают ходить с 6–7 лет. Родители приводят даже  4-летних.

Владимир: В «художке» такая система: ребята переходят от учителя к учителю. Ирина Евгеньевна начинает работать с малышами, ведет их до 1-го класса. Потом я занимаюсь с ними до 3-го и передаю эстафету обучения дальше: до 5-го класса детей ведет наш руководитель Владимир Иванович Щербин.

– В каком направлении вы сами как художники предпочитаете работать?

Владимир: В школе мы преподаем академический рисунок, живопись, композицию, акцентов на определенные жанры не делаем. Для себя я обычно использую карандаш или ручку – пишу на холсте редко. Да и рисую, как правило, мало. Работаю в основном над заказами (этюды, портреты). Ближе всего мне декоративное рисование.

Ирина: Я тоже тяготею больше к декоративному направлению. Раньше занималась авторскими куклами, сейчас отошла от этого занятия: кропотливая работа, которая требует времени. Занималась росписью плитки. Вообще, у меня немало творческих увлечений. Многое в искусстве еще хочется попробовать и поделиться этими навыками с детьми.

– Какие детские работы цените больше всего?

Владимир: Шальные. Может быть, где-то даже перечащие художественным правилам. Такие работы самые интересные и ценные, на мой взгляд.  

Ирина: Уже успели заметить, что сумасшедшие, нестандартные картины обычно являются «идейными». У нас есть дети, которые неплохо рисуют. И здесь, может быть, преобладает хорошее умение срисовывать. Но это не так привлекательно: со временем надоедает. А идея, реализованная в детском рисунке, скучной быть не может.

Владимир: Скажу так: как ребенок нарисует свою работу – так ее не нарисует никто. Если продолжим продвигать шаблоны, учить, как «правильно» рисовать, то творчество уйдет. И на выходе мы получим нормальный детский рисунок, но с полностью нашей идеей. Один мальчик нарисовал «Новый год в желудке у крокодила». По сути, это маразм (Смеется.). Но это нормальное детское творчество. И пример того, что взрослый, возможно, до такого не додумался бы.

Ирина: Дети занимаются творчеством и в порыве эмоций – иногда даже неосознанно – создают сюжет на бумаге. Мыслят они достаточно реалистично, просто пока нарисовать не могут из-за недостатка технических навыков. Но мысли у них шикарные, а это – самое ценное для творческого человекао. 

– Вы наверняка стремитесь к тому, чтобы реализовать себя как художников…

Владимир: Работа не заканчивается никогда, творить нужно постоянно. Но, если честно, уже стоит вопрос о том, как реализовать детей, а не себя. Особенно тех, в которых ты вкладываешь много труда и видишь отдачу.

Ирина: И когда видишь результат, это заставляет  работать тебя постоянно, чтобы вложить в ребенка еще больше, многому научить. Создана работа, которая заняла призовое место на конкурсе, – значит нам есть к чему стремиться. И главное, что это у нас действительно получается. Если полученные детьми навыки будут небесполезными, то можно считать, что в определенной степени себя мы реализовали.

– Можно ли заявить о себе, работая в ДШИ?

Ирина: О себе можно заявить везде.

Владимир: В XXI веке прописка играет минимальную роль. Ты можешь выставляться в других городах и даже странах, реализовать себя помогут и интернет-ресурсов. Так, например, делают наши выпускники, что работают дизайнерами, архитекторами. Они свободно занимаются фрилансом. Выставляют свои работы на сайтах – благодаря этому им приходят заказы. Если говорить о компьютерной графике, можно работать на весь мир, а если это живопись – тут сложней: ее нужно видеть своими глазами. Владея нужными навыками, сейчас куда проще найти работу на просторах интернета, которая будет в разы прибыльнее. А работать с детьми значительно сложнее. Если за компьютером вы портите свое зрение и спину, то здесь вы будете портить свои нервы. Но есть один важный плюс: вы при этом создаете живых художников.

– Как часто удается поработать над личными заказами?

Владимир: Заказы ушли на второй план, раньше их было куда больше.  Сейчас время не позволяет: всего себя посвящаешь детям и даже дома продумываешь какие-то рабочие моменты. Но «своего» заказчика найти все-таки важно. Сейчас рисующих людей много, поэтому как художник еще и сам себе создаешь рекламу. Не скажу, что я в ней нуждаюсь, но раньше этим занимался больше – подавал объявления, создавал портфолио. Из больших заказов делали с Ириной Евгеньевной роспись интерьера в частном доме. Это была серьезная работа, которая заняла три месяца. Я люблю такие масштабные, «долгоиграющие» заказы, которыми занимаешься с удовольствием, по ходу работы что-то добавляя…

Ирина: А я, наоборот, предпочитаю сделать быстро и качественно. Заказы в основном только по месту. Если захотеть, можно найти их и в Минске, но здесь дело во времени: семья, ребенок. Основная работа всегда у нас стоит на первом месте. Если беру заказы из других городов, то только на бумаге. Обычно пишу букеты (как-то делала порядка 14 работ в один из крупных офисов Минска).

– Для вас важно, чтобы ваше имя было на слуху?

Ирина: Нет, главное – быть человеком. У каждого должно быть свое место, каждый должен заниматься тем, что ему нравится. Я люблю свою работу и предпочитаю заниматься с детьми. Прихожу в «художку» – и у меня поднимается настроение. Общаюсь с детьми, они делятся своими проблемами, рассказывают о каких-то важных для них событиях… Здесь я себя чувствую комфортно, и это куда важнее всемирной известности.

Владимир: Полностью согласен с Ириной Евгеньевной. Да, в своих кругах какая-то известность будет. Но вопрос в том, нужна ли она…

– Есть ли работы художников, которые на вас повлияли?

Владимир: Помню, как в колледже ходили на выставку художника Лазовского. Насмотревшись на его работы, пытался днями и ночами что-то подобное сделать, но так и не получилось. Потом увлекся графистами… Все меняется. К чему-то больше тяготеешь, а к чему-то интерес угасает.

– Есть выпускники, которые не забывают «художку»?

Владимир: За мои 10 лет работы таких предостаточно. И самое интересное, что многие из них в дальнейшем не поступали на художественную специальность, однако постоянно приходят поговорить, посмотреть, повспоминать. Это и есть самые настоящие «художкины» дети.

Ирина: Здороваются, улыбаются, обнимают… Многие признаются, что соскучились по «художке». Когда они заглядывают в гости, ходим по кабинетам, вспоминаем. И это невероятно приятно!  

Добавить комментарий