Общество

Видят насквозь: профессиональный праздник отметил коллектив рентгенкабинета Дзержинской ЦРБ

Вовремя и правильно поставленный диагноз – залог успешного лечения любого заболевания. И вклад в него врача-рентгенолога трудно переоценить. Ведь, обращаясь за помощью в больницу, пациент очень часто проходит через рентген-кабинет – будь то проблема с зубами, травма или потребность в хирургическом вмешательстве. Сегодня, в разгар пандемии, нагрузка на медиков этого профиля серьезно увеличилась. Ежедневно рентген-кабинет Дзержинской ЦРБ принимает около 150–200 пациентов.

Однако коллектив врачей и лаборантов, возглавляемый опытным специалистом Сергеем Кулешом, боевой дух и позитивный настрой не теряет. Ответственные, грамотные, высококвалифицированные рентгенологи делают все возможное, чтобы поставить правильный диагноз и помочь в лечении (а иногда – и спасении жизни) пациентов.

Кстати, 8 ноября рентгенологи отметили свой профессиональный праздник. А 12 ноября, в эту пятницу, у них также знаменательная дата – Всемирный день борьбы с пневмонией.


Длинный узкий коридор. Ярко-красная табличка над дверью предупреждает: «Не входить». Пока сидишь под дверями кабинета, с замиранием сердца ожидая предварительного диагноза, размышляешь о том, насколько все-таки опасна и трудна работа рентгенологов. Постоянное воздействие ионизирующего излучения, груз ответственности на плечах. Обо всем этом не понаслышке знает заведующий рентгенкабинетом Дзержинской ЦРБ Сергей Кулеш.

— Сергей Степанович, что повлияло на выбор профессии?

— Мама всегда мечтала, чтобы я стал врачом. В 1985 году я окончил гимназию города Дзержинска, сдал выпускные экзамены, подал документы в Гродненский государственный медицинский университет, и был зачислен в ряды счастливых студентов. Спустя год меня призвали в армию, пришлось прервать учебу. О том, что отслужил, я не жалею. Но, признаться честно, это были два потерянных года медицинской практики. Пришлось заново подстраиваться под учебный ритм. Институт окончил успешно, в 1994 году проходил интернатуру в дзержинской больнице. Тогда с легкой руки Александра Ивановича Шамаля я выбрал специализацию «врач-рентгенолог». А в студенческие годы всерьез задумывался о том, чтобы стать гинекологом. Кроме того, меня интересовала бронхоскопия (диагностическое исследование слизистых оболочек трахеи и бронхов. — Авт.).


«Реабилитация длилась долго, да и сегодня этот процесс еще не окончен. Когда стал чувствовать себя лучше, решил привиться. Для собственной безопасности».

Сергей Кулеш, заведующий рентгенкабинетом Дзержинской ЦРБ


— Вы уже порядка 20 лет возглавляете рентгенкабинет. Расскажите, как сегодня налажена его работа?

— Специальность врача-рентгенолога требует исключительно командной работы. Наша задача — определиться с рентгенологическими данными той или иной патологии, грамотно сориентироваться и направить пациента к узкому специалисту. Коллектив у нас дружный, сплоченный, работаем в связке, друг у друга на подхвате. Мы медики, и такого понятия, как четкое распределение обязанностей, у нас нет. Надо помогать людям, пациентам, коллегам. Такая у нас профессия.

— Как работается в условиях коронавируса?

— Сейчас работаем в очень напряженном режиме: дает о себе знать четвертая волна пандемии. Бывает, принимаем и до двухсот «легких» пациентов в сутки. В коробке с пленкой для медицинских снимков лежит 100 листов. За сутки расходуется полторы коробки, а то и больше. Такая вот арифметика.


В рентгенкабинете дзержинской больницы работают четыре врача-рентгенолога и семь лаборантов. Фанипольских пациентов обслуживает один врач-рентгенолог и два лаборанта.


— Насколько мне известно, вы сами побывали по ту сторону —  оказались на больничной койке с известным диагнозом…

— Я действительно заразился COVID-19. Месяц пролежал в реанимации, на кислороде. Утро, день, ночь — все слилось в один долгий день. Когда пришел в себя, врачи говорят: «Вы уже почти месяц у нас лежите». В это очень сложно было поверить.

После реанимации заново учился ходить. Странное был ощущение: ноги вроде бы есть, а что с ними делать — непонятно…  Пережитое  заставило задуматься о том, что такое счастье. Для меня в тот момент счастьем было пройти пару шагов, а назавтра — уже десяток. Я считал каждый сделанный шаг. Сначала их было четыре, потом — десять, еще чуть позже мне разрешили самостоятельно дойти до туалетной комнаты, холодильника.

Последствия болезни все еще дают о себе знать. Чувствую, что произошли некоторые психоэмоциональные изменения. Может, сказалось кислородное голодание. Но что касается работы и семейной жизни –ничего не изменилось.

— К слову, медицина у вас – дело семейное. Ваша супруга Анна Иосифовна Кулеш — заведующий терапевтическим отделением поликлиники.

— Жена и днем, и ночью пропадает на работе, из-за пандемии система здравоохранения функционирует  в особом режиме. Так вот, это человек, который всего себя отдает профессии. Я иногда шучу, что если бы не я, она бы уже давно была замужем за работой.