Меню

«Дзержинщина партизанская». Ч. 6. Из искры возгорится пламя… 

Суровая снежная зима 1941 года стала полной неожиданностью для многих гитлеровцев, надеявшихся победоносно завершить очередную военную кампанию еще до начала холодов. Но наступление самой сильной группировки войск вермахта на Москву обернулось поражением – блицкриг провалился. Неудачи на восточном фронте окончательно развеяли иллюзии рядового состава тыловых частей, составлявших основу оккупационного режима, на скорую победу и возвращение домой.

Охранный батальон, присланный в Дзержинский район для поддержания порядка, в основном состоял из призывников второго эшелона. Это были достопочтенные бюргеры и бауэры 40–50 лет, совершенно не приспособленные к жизни в военно-полевых условиях. Их легкие шинели и такая же обувь не спасали от морозов, поэтому небольшая дзержинская больница, ставшая госпиталем, была переполнена солдатами, получившими обморожения и страдавшими от хронических простуд. Оторванные от дома, эти немецкие обыватели питались в основном сухими пайками, что привело к обострениям у них гастритов и кишечных заболеваний. К тому же у немцев не принято было мыться и париться в банях, а отсутствие надлежащих гигиенических условий неизбежно привело к распространению у них вшей. С насекомыми пытались бороться с помощью специальных лосьонов, но их эффективность была довольно низкой. Все это не могло не сказываться на настроении личного состава гарнизона, и его командованию потребовались большие усилия, чтобы сохранять боеспособность в рядах своих подчиненных.

В зимний период, когда проселочные дороги были заметены снегом, немцы с трудом добирались до населенных пунктов сельской глубинки. Поэтому в случае необходимости они предпочитали направлять туда полицейских. Загрузившись в сани и укутавшись в тулупы, «бобики», как прозвали немецких прислужников местные жители, с удовольствием выполняли такие задания, потому что знали, что могут поживиться у населения самогоном и продуктами питания.

Такое временное затишье устраивало и красноармейцев, зимовавших у сельских жителей. Но гитлеровцы продолжали ужесточать контроль над оккупированными территориями. Во всех крупных сельских населенных пунктах района были созданы военные гарнизоны, а в каждой деревне появились старосты, лояльно настроенные к «новому порядку». Выслуживаясь перед своими новыми хозяевами, они и сообщали оккупационным властям о скрывавшихся в деревнях красноармейцах.

Понимая, какую проблему могут создать кадровые военные, если они с оружием в руках уйдут в лес, военный комендант Ромбер и начальник жандармерии Ригель стали готовить план по их уничтожению

Но пока оккупанты ждали удобного случая, дзержинские подпольщики через своих людей, работавших в районной управе, узнали о готовящейся провокации. Они постарались предупредить красноармейцев, пережидавших зиму у населения, о возникшей для них опасности. Тогда же появилась идея о создании партизанского отряда. На календаре еще была середина февраля, тем не менее нашлись добровольцы, которые первыми решили уйти в лес, чтобы подготовить базу для приема красноармейцев, скрывавшихся в деревнях Бакиново, Касиловичи, Боровое, Новая Рудица. Но выдержать ночные морозы смогли не все, и через три дня отряд распался, а его бойцы разошлись по домам.

Первая неудачная попытка выхода в лес многому научила подпольщиков. Они поняли, что к началу открытого сопротивления врагу надо серьезно готовиться

Пока позволяло время, были приняты меры по сбору теплых вещей, продуктов питания, медикаментов и оружия. Так семья Петрович из Петрашевичей прятала у себя 3 станковых пулемета и много другого оружия. Кроме того, в начале войны отступавшие части бросили разбитый немцами обоз с обмундированием. Все это отец с сыном перенесли себе в погреб, а затем передали подпольщикам.

Узнав, что в деревне Старинки немцы организовали пункт по приемке и обработке шкур животных, подпольщики конфисковали готовые изделия, а затем раздали их мастеровым людям, которые принялись изготавливать сапоги. В качестве подошв умельцы использовали куски от покрышек автомобилей. Так были не только одеты, но и обуты будущие партизаны.

Много оружия передали подпольщикам жители деревень Бакиново, Боровое, Касиловичи

Житель Бакиново Адольф Карницкий создал специальную группу по сбору неразорвавшихся снарядов и авиабомб для выплавки из них тола. Взрывчатка и боеприпасы поступали также от военнопленных, работавших на складе возле железнодорожного переезда у станции Койданово. Неисправное оружие ремонтировали в артели «Красный штамповщик», там же изготавливали взрыватели для мин. Медикаменты и перевязочный материал помогли собрать врач райбольницы Юрий Алтунин, фармацевт Нина Ружевич, фельдшер Никита Хмелевский, медсестры Анна Подберезкина, Александра Мельникова и другие.

В начале марта 1942 года на квартире у подпольщицы Эмилии Быстримович из Борового состоялась встреча руководства Дзержинского подпольного комитета «Смерть фашизму» с представителями местного патриотического подполья Семеном Юховичем, Сергеем Рыжаком и Алексеем Мурашовым. По итогам совещания все пришли к мнению, что настало время объединить патриотические группы из Касиловичей и Борового, действовавшие пока разрозненно. Объединенному отряду в тот день присвоили название «имени Сталина». Его командиром единодушно был избран бывший батальонный комиссар Сергей Рыжак.

Первый командир партизанского отряда имени Сталина Сергей Александрович Рыжак

Справочно. Сергей Александрович Рыжак, 1901 года рождения, член ВКП(б). Был участником Гражданской войны, затем кадрового военного направили служить в Белостокскую область (БССР). Со своим батальоном он в числе первых принял удар гитлеровских войск в июне 1941 года. Мужественно сражаясь с превосходящими силами противника, красноармейцы попали в Белостокско-Минский котел. Пытаясь выбраться из окружения, Рыжак с небольшой группой бойцов дошел до Дзержинского района. В деревне Касиловичи он познакомился с местными патриотами и создал подпольную организацию. В конце марта 1942 года ушел в лес, чтобы вместе с членами своей группы продолжить борьбу с фашистами.  

 В начале апреля военный комендант Ромбер отдал приказ арестовать всех красноармейцев, скрывавшихся по домам у сельских жителей, и отправить их в концлагерь

Через Михаила Горленко, работавшего по заданию дзержинских подпольщиков в районной управе, руководство комитета «Смерть фашизму» узнало о готовящейся расправе и оперативно предупредило бойцов. Общий сбор был назначен в Бакиновском лесу, где в дубраве Коноплище уже обосновались группы Рыжака и Мурашова. В конце апреля к ним добавилась группа подпольщиков, работавших в Минске на ТЭЦ. Их возглавлял Николай Иванович Ярославцев. Получив заметное подкрепление, отряд имени Сталина, насчитывавший к тому времени около полусотни человек, превратился в хорошо подготовленную боевую единицу, способную вести борьбу с оккупантами.

Начальник штаба партизанского отряда им. Сталина Николай Иванович Ярославцев

Для начала все дружно приступили к строительству землянок и шалашей, общей кухни, медсанчасти и других необходимых сооружений. На общем собрании, куда пригласили все руководство Дзержинского подпольного комитета «Смерть фашизму», произошло окончательное структурное оформление партизанского отряда. Его комиссаром был избран один из активнейших организаторов дзержинского подполья Иван Алексеевич Жуковец, начальником штаба – Николай Иванович Ярославцев. Одно из подразделений отряда возглавил Алексей Георгиевич Мурашов, другое – старший лейтенант Александр Макеев, рабочий из Ленинграда.

Комиссар партизанского отряда им. Сталина Иван Алексеевич Жуковец

На общем митинге Иван Жуковец расстегнул свой полушубок и достал красное знамя, на котором было вышито: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь! 125-й партизанский отряд имени Сталина»

Его сшили дзержинские патриотки во главе с Олимпиадой Коробкиной. Развернутое полотнище Иван Жуковец передал командиру отряда. Сергей Рыжак поцеловал знамя, а затем, подняв его над головой, скомандовал: «Отряд, к принятию присяги – смирно!». Торжественная клятва, прозвучавшая под шум деревьев Бакиновского леса, еще больше укрепила боевой дух партизан, осознанно вступивших на путь антифашистского сопротивления. На земле Дзержинщины начинало разгораться пламя всенародной борьбы с захватчиками.

(В материале использованы воспоминания непосредственного участника событий Геннадия Будая, одного из руководителей антифашистского комитета «Смерть фашизму»)

Виктор УРАНОВ

Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59