Меню

«Дзержинщина партизанская». Ч. 4. В тени Бакиновского леса 

Первые дни Великой Отечественной войны показали, что на пути нацистской Германии к мировому господству Гитлер решительно настроен на покорение народов СССР, а над восточными территориями нависла реальная угроза порабощения. В этой связи все партийные организации и советские органы прифронтовых областей срочно получили директиву СНК СССР и ЦК ВКП(Б), в которой содержалась программа превращения страны в единый боевой военный лагерь.

Днем 22 июня 1941 года в Минске состоялось собрание партийного актива, на котором с речью «О задачах партийных организаций в связи с началом войны» выступил первый секретарь ЦК КП(б)Б Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко. В своем докладе он ознакомил присутствующих с обстановкой на фронте, изложил сущность военно-мобилизационных мероприятий и определил ряд неотложных задач, которые оперативно предстояло решить белорусским коммунистам и всему народу в сложившейся ситуации.

Прежде всего, серьезное внимание обращалось на принятие экстренных мер по оказанию помощи войскам Западного фронта, строительству оборонительных сооружений, истреблению фашистских десантных и диверсионных групп, эвакуации населения и материальных ценностей.

Только за первые четыре дня войны предприятия и учреждения Минска направили в действующую армию более 27 тысяч добровольцев.

По мере продвижения фашистских войск большинство истребительных отрядов и групп самообороны вступали во взаимодействие с частями Красной армии и совместно с ними участвовали в боях.

В этот период остро встала задача по организации партийного подполья и партизанского движения на оккупированной противником территории. Поэтому 30 июня 1941 года Центральный Комитет КП(б) Белоруссии принял директиву №1 о переходе на подпольную работу парторганизаций районов, занятых врагом. В следующей директиве №2 от 1 июля 1941 ЦК КП(б)Б нацелил партийные, советские и комсомольские организации на развертывание партизанской борьбы в тылу врага. Однако эти директивы были приняты в то время, когда почти вся Минская область уже была занята фашистскими войсками.

В Дзержинском районе патриотически настроенная часть населения развернула эту работу не по указаниям сверху, а по велению сердца.

Ядром такого сопротивления стала подпольная группа, которая возникла на заводе «Штамповщик» в августе 1941 года. Инициаторами ее создания стали Иван Жуковец, Геннадий Будай и Павел Хмелевский. Их первыми попытками противодействия врагу стали призывы к бойкоту приказов оккупационных властей, распространение листовок с информацией о реальном положении дел на советско-германском фронте, сбор оружия и боеприпасов.

Очаги сопротивления формировались и в сельской местности. Так, в августе 1941 года по инициативе агронома Путчинской МТС Михаила Лимантова была создана подпольная группа в деревне Большие Новоселки. Немногочисленная вначале, она скоро выросла до 20 человек. Новоселковские патриоты переписывали и распространяли листовки в окрестных населенных пунктах, собирали продукты питания и медикаменты для красноармейцев, попавших в окружение.

В деревне Кукшевичи была создана комсомольско-молодежная группа под руководством комсомольца Владимира Вашкевича. Позже к ней присоединились подпольщики соседней деревни Станьково. Они собирали винтовки, патроны, гранаты и прятали их в Звариковском лесу.

Примерно в то же время создаются подпольные группы в Боровом, Касиловичах, Шатилах, Невеличах и других населенных пунктах района.

Постепенно патриоты стали налаживать связь между собой. Тогда же подпольщики завода «Штамповщик» предложили объединить все антифашистские группы в единую районную организацию с общим центром.

В конце августа 1941 года в Дзержинске на квартире Павла Хмелевского состоялось конспиративное совещание, на котором была организационно оформлена Дзержинская подпольная партийно-комсомольская организация. Также утвержден план действий, предусматривавший активизацию борьбы против оккупантов, расширение разведывательной и диверсионной деятельности. Общее руководство объединенной подпольной организацией возложили на антифашистский комитет, получивший название «Смерть фашизму». Его возглавили Геннадий Будай, Иван Жуковец, Павел Хмелевский и подпольщик из Новой Рудицы Семен Юхович. С этого момента антифашистская борьба в районе приняла целенаправленный и организованный характер.

Значительно укрепили ряды дзержинских подпольщиков и красноармейцы, попавшие в окружение под Новогрудком.

Они двигались вдоль дороги из Рубежевичей в сторону Минска, но узнав, что столица сдана врагу, укрылись в густом лесу недалеко от деревни Бакиново. В первое время эти мелкие разрозненные отряды, насчитывавшие от трех до десяти человек, конкретных целей перед собой не имели. Часть из них, после небольшой передышки, двинулась дальше на восток в надежде прорваться к своим. Остальные остались в лесу, чтобы продолжить борьбу в тылу врага. Именно такое решение приняла группа бойцов, возглавляемая старшим батальонным комиссаром Сергеем Александровичем Рыжаком. Объединиться с местными патриотами им помог житель деревни Новая Рудица Семен Юхович. Через него красноармейцы стали получать продукты питания, медикаменты, одежду, которые для них собирали жители близлежащих деревень.

Для справки: Семен Фомич Юхович (подпольная кличка «дядя Клим») родился в деревне Новая Рудица. Участник Гражданской войны, попал в плен на территории буржуазной Польши и несколько лет содержался там в тюрьме. По возвращении домой работал писарем в сельсовете, затем стал одним из организаторов колхоза в своей деревне. Односельчане избрали Семена Юховича председателем созданного хозяйства, которым он руководил на протяжении почти десяти лет. За это время он многое сделал для укрепления колхоза и возрождения родного села. Накануне войны Семена Юховича назначили уполномоченным по сельхоззаготовкам, а с первых дней оккупации он стал работать на пункте по сбору молока в Новой Рудице.

В первые дни июля 1941 года в Бакиновском лесу осел еще один небольшой отряд красноармейцев, не успевший выйти из окружения. Им руководил кадровый политработник артиллерийского полка Алексей Георгиевич Мурашов. В Боровом он познакомился с Александрой Сугак, а через нее вышел на связь с Семеном Юховичем. Вскоре к ним примкнул бывший председатель Боровского сельского Совета Нестор Лишневец. Начались встречи и беседы с населением Борового и окрестных деревень.

Кадровый политработник Алексей Георгиевич Мурашов

В конце июля в доме Эмилии Быстримович собралась группа патриотически настроенных людей. Сначала для вида играли в домино, а затем Алексей Мурашов, которого для конспирации представили как Леонида Быстрова, предложил присутствующим объединиться вместе для организации сопротивления и борьбы против оккупантов. В этот день согласие войти в состав подпольной группы дали Эмилия Быстримович, Александра Сугак, Семен Юхович, Михаил Голубцов, Нестор Лишневец, Семен и Вера Быстримович, Николай Будник, Вера Плисковская, Степан Амброжевич, Иосиф Железняк, Иван Бижако, Адольф Карницкий, Иосиф Жидович, Василий Слепченко, Иван Черей, Владимир Щуплик, Владимир Стельмах, Сергей Живицкий, Юрий Казарин.

Первым поручением для них стало приобретение медикаментов и перевязочного материала в медпунктах деревень Боровое, Негорелое и Рубежевичи, а также сбор оружия и продовольствия.

Михаил Голубцов и Иван Бижако помогли выкопать в лесу землянку и оборудовать ее железной печкой. На первое время это был неплохой выход для красноармейцев, скрывавшихся в лесу. Однако осенние заморозки показали, что в таком жилище пережить зиму невозможно. И тогда было принято решение распределить всех бойцов по домам у надежных людей. Все ждали весну, чтобы снова вернуться в лес и продолжить борьбу с оккупантами.

(Информация о Боровских подпольщиках основана на фактах, изложенных в книге А. Г. Мурашова «Партизанская береза»)            

Виктор УРАНОВ

Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59