Актуально Год исторической памяти

Авторский цикл материалов. Нацизм без срока давности (ч. 15). У последней черты

Занимаясь вопросами оккупированных территорий, высшее руководство нацистской Германии изначально причислило белорусов к неполноценной расе, не способной к самостоятельному развитию и, соответственно, непригодной для онемечивания. Такая постановка вопроса, по замыслу гитлеровских палачей, означала только одно – Беларусь со всем ее населением была поставлена на грань полного исчезновения.

Быстрое продвижение войск вермахта на восток в первые недели войны и захват значительной территории подтолкнуло Гитлера и его окружение на выработку юридического оформления системы органов управления и контроля на временно захваченных территориях. В успехе военной кампании против Советского Союза и предстоящем блицкриге уже никто не сомневался, поэтому 16 июля 1941 г. в ставке фюрера было спешно созвано совещание руководителей Третьего рейха для выработки и окончательного утверждения системы колониального режима, который по документам значился как «новый порядок».

По итогам совещания 17 июля 1941 г. были изданы приказ о гражданском управлении и указ о полицейской охране оккупированных восточных областей за подписью Гитлера, Кейтеля и Леммерса. Согласно этим документам, вся полицейская власть на оккупированной территории сосредотачивалась в руках рейхсфюрера СС Гиммлера, который получил неограниченные полномочия в проведении политики колонизации и массового истребления населения. В частности, этот ближайший соратник фюрера и один из главных инициаторов и исполнителей плана «Ост» заявил на совещании высших командиров СС и полиции: «Мы (Германия) должны германизировать и заселить Беларусь».

Региональными гражданскими сферами власти на оккупированных территориях объявлялись рейхскомиссариаты. Позже, согласно указу Гитлера, на свет появилось имперское министерство по делам оккупированных восточных областей (Восточное министерство), которое возглавил Альфред Розенберг.

До создания органов немецкого оккупационного гражданского управления полицейскую власть на территории Беларуси возглавлял высший командующий СС и полиции группы армий «Центр» Бах-Зелевски и шеф айнзатцгруппы «Б» Артур Небе. На начальном этапе войны они и являлись главными проводниками в жизнь преступных замыслов Гитлера и его ближайшего окружения по совершению геноцида против белорусского народа.

С целью эффективного осуществления своих преступных планов и ликвидации национальной государственности оккупанты расчленили территорию Беларуси и ввели на ее территории новое административное деление. Центральная ее часть, куда входили Витебская, Могилевская, большая часть Гомельской, восточные районы Минской и частично Полесской областей, были включены в тыловой район группы армий «Центр» или так называемую «область армейского тыла». Она получила название генерального округа «Беларусь» и была разделена на 10 округов (гебитов).

Южные районы Гомельской и Брестской, почти полностью Полесская и большинство районов Пинской областей вместе с административными центрами Мозырь, Пинск, Брест были присоединены к рейхкомиссариату «Украина».  Белостокскую и северную часть Брестской областей оккупанты включили в состав провинции Восточная Пруссия (округ «Белосток»). Северо-западные районы Вилейской области были отнесены к генеральному округу «Литва». Таким образом, Белорусская ССР, как административная единица бывшего СССР, практически перестала существовать.

Среди трофейных немецких документов, фотокопии которых хранятся  в фондах Белорусского государственного музея Великой Отечественной войны, есть карта германской колонизации Беларуси. На этом секретном документе от 17 ноября 1942 г. имеется штамп «Рейхскомиссариат Остланд. Отдел ІІ. Территория».

Согласно карте-схеме и приложению к одному из вариантов четырехлетнего плана, предполагалось, что вся юго-западная часть Беларуси, включая Полесье с ее плодородными землями по линии Пружаны, Ганцевичи, Паричи, Речица должна быть полностью очищена от местного населения, чтобы поселить там только немецких колонистов. 

На карте была обозначена территория для ее заселения новыми хозяевами, нанесены запланированные опорные пункты, новые пути сообщений.

Продолжая свою преступную деятельность в отношении белорусского народа, нацисты с первых дней оккупации территории Беларуси стали проводить карательные акции, включающие расстрелы, массовые издевательства, выселение жителей, сожжение населенных пунктов. Уже с 25 по 31 июля 1941 г. подразделения 322-го батальона провели специальную карательную операцию в районе Беловежской пущи. В первый день были выселены 183 семьи (921 человек) из трех населенных пунктов. Для так называемой эвакуации женщин, детей и стариков из этих деревень были задействованы 24 грузовые автомашины. Местом переселения стали деревни восточнее райцентра Пружаны. Всего за неделю было выселено 6446 человек из 34 деревень. При проведении карательной акции было расстреляно более 50 человек. В германских документах указывалось, что причиной расстрела 47 человек стала коммунистическая агитация.

За период с июля 1941 г. по ноябрь 1942 г. личный состав 322-го батальона в разных регионах Беларуси казнил около 5 тысяч гражданских лиц и советских военнопленных.

Наиболее масштабной и кровавой карательной операцией на территории Беларуси в начале войны была акция «Припятские болота», охватившая ряд районов Брестской, Пинской, Полесской и Минской областей. Проводилась она под предлогом борьбы с партизанами. За период ее проведения с 19 июля до 31 августа 1941 г. карателями из 162-й и 252-й пехотных дивизий, 1-й кавалерийской бригады СС было сожжено 18 деревень и уничтожено 13 788 человек.

Уже в начале 1942 года, с целью дальнейшего осуществления политики геноцида, нацисты приступили к ускоренному созданию сети специальных лагерей для содержания там военнопленных и изоляции «враждебных элементов». Такие места заключения буквально опутали всю территорию оккупированной Беларуси. Большинство из них было создано на территории генерального округа «Беларусь», которую предполагалось превратить в зону массовых захоронений.

Первыми узниками лагерей смерти стали советские военнопленные, которых Гитлер, на совещании в Ставке 16 июля 1941 года, приказал не рассматривать как солдат-фронтовиков и всех беспощадно уничтожать. А затем эту участь испытали на себе сотни тысяч мирных граждан, в том числе женщин, стариков, детей, загнанных за колючую проволоку более чем 260-ти концлагерей. Глумление над заключенными был самым варварским и изощренным. Их морили голодом, содержали в нечеловеческих условиях, использовали на самых грязных и изнурительных работах. Малейшее промедление при выполнении приказаний грозило расстрелом.

Один из первых таких лагерей, по распоряжению командующего 4-й армией Г. Клюге, был создан уже в начале июля 1941 г. вблизи Минска в Дроздах. Под предлогом перерегистрации нацисты насильно поместили туда около 140 тыс. человек военнослужащих, а также гражданского мужского населения Минска. Гитлеровский чиновник Дорш докладывал рейхсминистру Розенбергу, что в этом лагере пленные загнаны в тесное пространство и едва могут пошевелиться, а огнестрельное оружие охрана лагеря применяла беспрерывно и беспощадно.

Массовый кровавый террор на территории Беларуси осуществляли войска СС (охранные отряды) и СА (штурмовые отряды), полиция безопасности и служба безопасности СД, охранная и криминальная полиция, контрразведывательные органы «Абвера», жандармерия, специальные полицейские подразделения, вооруженные силы вермахта.

Особой жестокостью среди них выделялась оперативная группа «Б», сообщившая в отчете за октябрь 1941 г. о ликвидации 37 180 человек. Всего до конца 1942 года айнзатцгруппы этого подразделения уничтожили 134 298 человек.

Таким образом, зверства по отношению к местному населению Беларуси изначально стали частью государственной политики гитлеровской Германии.

Виктор УРАНОВ