Актуально Год исторической памяти

Танковый Чапай. Как Станьково стало последним пристанищем боевого генерала

Немногие даже у нас в районе знают, что в мемориальном комплексе деревни Станьково покоятся останки генерал-майора танковых войск Василия Ивановича Иванова. Да, крупный советский военачальник захоронен на Дзержинщине, единственный генерал, кто обрел последнее пристанище на нашей земле. При каких обстоятельствах это случилось? История довольно интригующая.

Когда в 1987 году готовилось открытие мемориала и нового памятника Герою Советского Союза Марату Казею, районными властями было принято решение о перезахоронении в братскую могилу комплекса останков генерал-майора Василия Иванова, погибшего буквально в первые дни Великой Отечественной войны. Могила его находилась около самого ограждения Станьковского гарнизона, почти напротив школы. В металлической оградке стоял скромный памятник с красной звездой, на котором было начертано: «Генерал-майор Иванов Василий Иванович».

Мне, тогда заместителю председателя райисполкома, и начальнику политотдела Станьковского гарнизона полковнику Николаю Вотчицеву было поручено осуществить этот торжественно-траурный ритуал.

Двое солдат осторожно начали вскрывать могилу, и на глубине около метра оказался полуистлевший деревянный ящик, в котором были обнаружены останки человека, две фляжки и две ложки. Останки бережно переложили в гроб, обтянутый красной материей. Фляжки и ложки я отдал в районный историко-краеведческий музей.

Согласно воинскому ритуалу, останки генерала в присутствии воинов гарнизона, учащихся и представителей общественности захоронили в братскую могилу мемориального комплекса, который был открыт в середине мая 1987 года.

Напомню, мемориал был сооружен по инициативе первого секретаря Дзержинского горкома партии Владимира Гаркуна. Непосредственное руководство строительными работами осуществлял первый секретарь горкома комсомола Николай Новик.

На церемонии перезахоронения останков генерала Иванова присутствовал генерал-майор в отставке, председатель Минской секции ветеранов войны, бывший военный комиссар БССР Василий Ильич Синчилин. Он рассказал, что в довоенное время служил в Красной Армии под началом Иванова, восхищался его командирскими и просто человеческими качествами… Мы долго беседовали с Синчилиным, а вечером я записал наш разговор – уж такая журналистская привычка.

Родился Василий Иванович Иванов в 1896 году в Санкт-Петербурге. С ранних лет начал работать на знаменитом Путиловском заводе. В 1914 году, с началом Первой мировой войны, призван в армию. Волна февральской революции вернула Василия на родной уже Путиловский, где он был назначен помощником начальника красногвардейской военной охраны предприятия и в итоге сыграл важную роль в победе Октябрьской революции. А уже командиром роты принимал участие в боях под Псковом и Нарвой, где в феврале 1918-го рождалась Красная Армия. Во время Гражданской войны воевал на Северном фронте и на Персидской границе.

С 1924 по 1932 годы – командир роты, помощник командира полка, командир батальона и командир 30 стрелкового полка. Это и период напряженной учебы. Он с отличием окончил высшие курсы «Выстрел», а затем Ленинградские бронетанковые курсы усовершенствования командного состава. Таким образом переквалифицировался в настоящего танкиста. В результате был назначен командиром батальона 31-й механизированной бригады.

В 1936 году Иванову присваивается звание майора. И вновь курсы при Академии механизации и моторизации РККА. В 1937 году назначается в 19-ю механизированную бригаду и на следующий год становится полковником.

Мой собеседник отмечает, что в это время имя Иванова уже гремело в рождающихся бронетанковых войсках. Так вот, будучи безмерно влюблен в новый вид войск, он показывал примеры личного мужества и отваги, глубокого знания своего дела. Его бригада становится лучшей в округе.

О танковом Чапае (так тогда Иванова уважительно называли коллеги) ходили легенды, о нем не раз писали армейские газеты. Его авторитет в войсках рос на глазах. Иванов и Синчилин вместе прошли и все тяготы советско-финской войны. Полковник Иванов в то время командовал 1-й ударной танковой бригадой 10 танкового корпуса. Его бригада успешно показала себя – по результатам боевых действий танкиста Синчилина наградили орденом Ленина, полковнику Иванову вручили орден Боевого Красного знамени. Кстати, это была у него уже вторая такая награда.

Вскоре бригаду преобразовали в 1-ю Краснознаменную образцово-показательную танковую дивизию 1-го механизированного корпуса. 4 июня 1940 года Василию Иванову постановлением СНК СССР присвоили звание генерал-майора танковых войск. Приказом НКО он был назначен командиром этой 1-й дивизии, которая стала самой мощной и укомплектованной в танковых войсках. В ее строю стояло почти 12 тысяч воинов и 400 танков. К слову, генерал Иванов считал, что надо резко увеличивать количество таких дивизий.

Василий Иванович являлся ярым сторонником создания в вооруженных силах крупных объединений, танковых группировок. Он дальновидно доказывал и убедительно аргументировал организацию танковых корпусов. Ему довелось со своими соображениями выступить даже на заседании Главного военного совета РККА. Он прямо заявлял, что будущая война – это война танков.

Иванов терпеливо убеждал, что стране нужны новые танки, оснащенные современными средствами связи. А главное – надо создавать крупные танковые соединения. Последствия этого совещания напрямую отразились и на судьбе генерала. Генштаб РККА вместо того чтобы укрепить техникой и личным составом имеющиеся 9 мехкорпусов, выступил с предложением сформировать еще 21!

Новаторские предложения специалистов-танкистов не нашли поддержки. Было решено вернуться к механизированным корпусам, где танки были распылены по воинским частям. Но уже в ходе войны пришлось перестраиваться и создавать не только танковые корпуса, но и целые армии.

12 марта 1941 года генерала Иванова назначают заместителем командира механизированного корпуса в район Бяло-Подляски Белостокской области Белоруссии с задачей в кратчайший срок сформировать части корпуса.

К новому месту службы генерал ехал с тяжелым сердцем. Он понимал, что 10 армия, находящаяся на Белостотчине, в случае войны оказалась бы в мешке. Так оно и случилось через три месяца.

Но приказ – есть приказ! Не добавила оптимизма и встреча с командующим особым Белорусским округом генералом Павловым. Он заявил, что новые танки поступят только летом. А пока на вооружении стояли устаревшие модели 1932 года. Командир корпуса генерал Ахлюстин из-за какой-то кадровой неразберихи прибыл только в конце мая…

В 4.00 22 июня немецкие самолеты начали бомбить штаб 13 корпуса, но генерал Иванов уже находился на полевом командном пункте. Командир Ахлюстин на тот момент был на учениях под Белостоком. И генерал Иванов, в отсутствие связи, на служебной «эмке» появлялся то в одной, то в другой моторизованной дивизии, организуя отпор врагу и координируя ожесточенные бои.

В небе полностью господствовала немецкая авиация. В этих условиях было практически невозможно сдерживать врага и даже организовать координированный отход. Иванов переоделся в парадную форму и, воодушевляя личным примером, останавливал бегущих и сколачивал их в подразделения.

30 июня небольшая группа офицеров штаба 13 корпуса появилась в Дзержинском районе в районе нынешней деревни Журавинка. Генерал Синчилин, который в послевоенные годы скрупулезно собирал различные факты биографии своего боевого товарища, нашел свидетелей последнего боя генерала Иванова. Для дальнейшего движения стали проводить рекогносцировку на местности. Из леса к ним подбежали двое неизвестных в форме офицеров Красной Армии и стали кричать, что впереди немецкие танки. Иванов потребовал у них документы, в ответ те выхватили пистолеты и начали стрелять. Одна из пуль насмерть поразила генерала Иванова, ранен оказался и генерал Ахлюстин.

Тело генерала на машине, а затем на руках донесли до Станьково, где группу нагнали немецкие танки. Так он оказался наскоро захороненным у ограждения гарнизона. Долгое время Иванов считался без вести пропавшим и незаслуженно забытым, хотя о захоронении в нашем районе знали.

Вспомним кинофильм «Живые и мертвые». Артист Олег Ефремов говорит: «На моей фамилии вся Россия держится: ИВАНОВ. Запиши. Или так запомнишь?» И главное, что поведал мне генерал Синчилин: Василий Иванович Иванов с первых дней войны верил, что Победа будет за нами!

Борис САВИНОВ, член Союза писателей Беларуси,  Союза писателей Союзного государства