Меню

«Я не быдло. Я мама!» Почему не все родители готовы бороться за ребенка и лишаются родительских прав

Лишение родительских прав

За прошлый год в Дзержинском районе комиссией по делам несовершеннолетних были изъяты из семей 24 ребенка. Что-то подобное было 2007-2010 годах, когда только начинали работать по Декрету № 18. Причины по сути не изменились. А вот отношение родителей, у которых забирают детей, сегодня иногда шокирует.

Что происходит?

По Декрету №18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях» несовершеннолетние, находящиеся в социально опасном положении, изымаются из семей и помещаются в приют. В Дзержинском районе такой социально-педагогический центр находится в Станьково.

Родителям дают шанс. За шесть месяцев под контролем различных служб они могут исправить свои ошибки, создать благоприятные условия для жизни и воспитания собственных детей. В противном случае их ожидает суд и лишение родительских прав.

Так вот, если сравнивать с теми же 2007-2010 годами, то родители с первого дня старались сделать все возможное, чтобы не довести дело до суда. А сегодня мамы и папы в большинстве своем даже не пытаются.

— Только одна мама делает все возможное, чтобы вернуть сына, который находится в приюте на гособеспечении. С первых дней взяла себя в руки, — рассказала заместитель председателя КДН Ольга Еремейчик. — Остальные вскоре останутся сиротами при живых родителях. До глубины души поражает их безразличие к судьбе собственных детей.

Зеленый змий

Самая первая и частая причина – алкоголизм. Родители не стремятся побороть зависимость. Ведут беззаботную жизнь в обнимку с бутылкой. Если спросить у них, а как же дети, спокойно ответят, что в приюте им хорошо. Там и оденут, и накормят, и научат. В общем, удачно «пристроили».

К возмещению расходов на содержание детей, находящихся на гособеспечении, тоже относятся по-разному. Кто-то из родителей старается хотя бы платить положенную сумму. Для других это тяжкое бремя: работать не хотят, отчисляют копейки. Долг ежемесячно растет, как снежный ком.

Сегодня обязанным лицам, чей ребенок находится на гособеспечении, положено отчислять около 400 руб. в месяц на содержание одного ребенка. С 1 января уже на 100 руб. больше.

— Почему, я же плачу?! Вот 94 руб. в этом месяце. В прошлом 100 рублей, — на последнем заседании комиссии по делам несовершеннолетних возмутилась мама двоих (!) детей, которые сейчас находятся в Cтаньковском приюте.

Есть семьи, где детей уже повторно изымают из семьи. Дают второй раз шанс исправиться в течение 6 месяцев.

— Не прошло и года, как вернули детей, а родители повторно начали пить. Из шести первые четыре месяца они пили, гуляли, не работали, дебоширили. Потом опомнились – прошли лечение. Буквально недели три назад оба вернулись из лечебных учреждений. Насколько их хватит, зная предысторию, никто не ручается. Возвращать в семью детей в этом случае – большая ответственность. По Декрету №18 шесть месяцев прошли. Теперь готовим документы в суд на лишение родительских прав обоих родителей. Слишком поздно они начали что-то делать, — пояснила председатель КДН Ольга Игнатова. — Хорошо, если родители все же справятся с зависимостями, будут работать.

«Через год можно будет попробовать убедить суд вернуть детей. К сожалению, так делают единицы. В Дзержинском районе в среднем лишь одна семья в год обращается в суд. За этим стоит колоссальный труд каждого из родителей, большая сила воли и любовь к детям»

Меняю ребенка на мужчину

Еще одна причина – новые сожители, мужья, которые любят приложиться к бутылке и скандалят. Женщины готовы на все, чтобы удержать их. Даже ценой ребенка.

— Мужчины на первом плане, но не дети, — поделилась Ольга Еремейчик. – На последнем заседании как раз рассматривали случай. Женщина так и не развелась с супругом-скандалистом, который даже не является отцом ребенка. Девочка сегодня в Станьковском приюте. Готовим документы, чтобы лишить мать родительских прав. А дальше – приемная семья…

Небезопасные условия   

Попасть в поле зрения комиссии можно за антисанитарию в доме, отсутствие продуктов питания. Зачастую денег нет, так как оба родителя нигде не трудоустроены. Живут с детьми на случайные заработки.

— По Декрету №18 родителей, уже как обязанных лиц, в первую очередь трудоустраиваем. Отслеживаем, чтобы не было прогулов на работе. В течение 6 месяцев все службы их контролируют. Если родители выполняют определенный комплекс мероприятий, детей, конечно же, возвращаем в семью, — пояснила Ольга Игнатова. – Но даже после возвращения детей домой семья находится под пристальным контролем всех служб.

К примеру, 4 января председатель КДН Ольга Игнатова вместе с со своим заместителем Ольгой Еремейчик посетили семью, с которой проводилась работа в течение полугода. В этот раз гости приехали поздравить с праздниками. Матери вручили сертификат на 200 рублей на покупку необходимых товаров в магазине «21 век», девочке – сладкий подарок.

Одновременно посмотрели санитарные условия в доме, наличие дров, есть ли продукты в холодильнике. Уточнили ситуацию с трудоустройством супругов.

— Хоть и вернули детей, а без контроля никак. Порой думаешь, вроде взрослые люди, а такие безответственные, — поделилась Ольга Игнатова.

«Это их дети. Это им нужно стараться делать все возможное, чтобы достойно растить и воспитывать детей. На деле больше у членов комиссии болит душа за чужого ребенка: есть ли еда в холодильнике, теплая одежда, дрова в сарае»

Выбрали не детей

В первые дни января стало понятно, что большинство родителей, чьи дети находятся в приюте, будут лишены родительских прав.

— За 6 месяцев мы не видим какой-то заинтересованности. Представляете, даже были случаи, когда направляем на лишение, родители выходят и говорят «спасибо». Спасибо за что?! Как будто мы им руки развязали, чтобы можно было дальше вести аморальный образ жизни, — отметила Ольга Еремейчик. –

«У нас нет цели просто отобрать детей. Нам приходится защищать их от собственных родителей»

«Я мама, и сын будет со мной!»

На первом заседании КДН в этом году все же была одна мать, которая делает все, чтобы вернуть сына домой. Алкоголизм, отсутствие поддержки, развод с супругом, воспитание в одиночку троих детей, сожители-алкоголики, тяжелый деревенский быт cтали благоприятной почвой. Но пропить материнскую любовь не смогла. Даже работники СПЦ отмечают, что мальчик тянется к матери, ждет ее прихода и звонка.

— Чувствую, что нужна сыну. Он не может жить без меня, даже когда мама оступилась. Cитуации могут быть разные. Мой сын нужен только мне, больше у него никого нет, — поделилась Наталья.

Страсть к алкоголю у нее появилась давно. Были кодировки. Но тогда детей не забирали. Пока мама была в загуле, старших двоих смотрел бывший супруг. С отцом младшего сына у Натальи не сложилось.

— Выпила – хорошо, а завтра хуже. Как случается беда, cобутыльники уходят. Прессинг родственников может быть такой сильный, что еще хуже на стакан подсаживаешься. Тут я прошла огонь и медные трубы, — поделилась женщина. – Поняла, в алкоголе можешь спасти себя только сам. Держаться можно ради какой-то цели.

Шесть месяцев для Натальи истекают в конце марта. Она уже прошла лечение, закодировалась. Держится, много работает.

— На кодировке познакомилась с женщинами. Созванивались, так они уже на стакане. Нет цели. У меня цель – вернуть сына, потому что он никому больше не нужен, — рассказала женщина. – Если я упала на колено, то и он упал. Если я тону, то и он тонет. Все! Верю, что трудности у меня временные. Я их не боюсь, справлюсь.

Поменять картину мира в голове Натальи помогло лечение. На многие вещи взглянула совсем по-другому 

— Помню, раньше подымаешь стакан, на завтра похмеляешься и уже неделю бухаешь. Думаешь: ай, как-нибудь проблемы пройдут. Не пройдут! Нет дров – будут. Нужен ремонт – сделаем. Есть же и хорошие люди, пусть и чужие, но не равнодушные. Видят, что стараешься, так и помогают. У трезвого все проблемы легче решаются, просто их нужно решать, а не запивать, — поделилась мыслями женщина.

Не секрет, что при отмене алкоголя человек становится агрессивным. В одиночку справиться трудно. При лечении назначаются лекарства, которые помогают побороть эмоции.  

— Меня очень пугало, что нужно принимать медикаменты. Но ради сына пошла. Помогла работа с психиатром. Привезла домой тетрадь, где все записывала: свои ощущения и советы. Она у меня не пылится. Если трудно, открываю. Легче понять себя. Алкогольные срывы у меня были из-за неустойчивой психики. Жалею, что не решалась на это раньше. Сыну говорю правду, где я и что делаю. Пообещала, что, как только он вернется домой, мы будем вместе пить только соки и молоко. Пьянки, ЛТП – не моя дорога. Я не быдло. Я мама, и сын будет со мной…

Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59