Актуально Год исторической памяти

Авторский цикл материалов. Нацизм без срока давности (ч. 17). В непримиримой схватке

Знак «За борьбу с партизанами» – самая малоизвестная германская награда Второй мировой войны. Она родилась в недрах рейхсканцелярии Гитлера в январе 1944-го. Инициатором ее создания считается печально известный рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, который вознамерился таким образом поддержать боевой дух своих подчиненных.

Вторая мировая война близилась к финалу, а высшее руководство Германии продолжало верить в свою исключительность и несокрушимость. Эту идею и постарались воплотить в последней нацистской награде, которая по сути уже не имела никакого смысла, как и изображенный на ней древний короткий меч германцев «сакс», пронзивший гидру. Ее змеиные головы в обрамлении венка из дубовых листьев бессильно ломают ядовитые зубы о германскую сталь, как бы испытывая ее на прочность. Но эта аллегория, воплощенная в золоте, серебре и бронзе, лишь создавала иллюзию былого могущества Германии, способной противостоять любому врагу.

Один из первых нагрудных знаков «За борьбу с партизанами» в январе 1944 года получил обергруппенфюрер СС Курт фон Готтберг. Это зловещее имя связано с одной из самых кровавых страниц гитлеровской оккупации на землях Беларуси. Вместе с такими же отпетыми палачами, как оберфюрер СС Оскар Дирлевангер и обергруппенфюрер СС и генерал полиции Эрих фон дем Бах-Зелевски, он являлся одним из главарей и организаторов проведения массовых зачисток белорусских деревень, которые после таких бандитских налетов превращались в пепелища.

Горе и страдание несли организованные Готтбергом карательные экспедиции, ставшие настоящим бедствием для нашего народа. В 1942 году, пользуясь покровительством рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, Готтберг, продолжая продвигаться по служебной нацистской лестнице, возглавил одну из боевых групп СС, предназначенных для борьбы с партизанами в Генеральном комиссариате Белоруссии. Одновременно на него были возложены функции командующего войсками СС и полиции. Фактически он становится заместителем главного палача белорусского народа гауляйтера Вильгельма Кубе. Тогда же, в 1942-м, возглавив главный карательный орган на оккупированной территории Беларуси, Курт фон Готтберг разработал новую «стратегию» борьбы с партизанами. Ее сущность заключалась в том, что, проводя карательные операции против предполагаемых «партизанских баз», в качестве «бандитской территории» рассматривались и находившиеся поблизости обычные белорусские деревни вместе с жителями, которые также подлежали уничтожению.

Такая методика карательных экспедиций, предложенная Готтбергом, по своей сути стала как бы практическим воплощением ранее изданного приказа главнокомандующего группой армий «Центр», который состоял из следующих инструкций:

  1. Кто укроет у себя красноармейца или партизана, или снабдит его продуктами, или чем-либо поможет (сообщив ему, например, какие-нибудь сведения), тот карается смертной казнью через повешение.
  2. В случае, если будет произведено нападение, взрыв или иное повреждение каких-нибудь сооружений германских войск, как-то: полотна железной дороги, проводов и т. д., то виновные, в назидание другим, будут повешены на месте преступления. В случае если же виновных не удастся немедленно обнаружить, то из населения будут взяты заложники. Заложников этих повесят, если в течение 24 часов не удастся захватить виновных, заподозренных в совершении злодеяния.

Таким образом, существующие досужие домыслы о том, что партизаны провоцировали проведение нацистами массовых казней мирных граждан, не имеет под собой оснований. Это была четко спланированная и регламентированная инструкциями и приказами политика оккупационных властей, которая открывала путь для совершения подобных преступлений.

Эти зверства усугублялись еще и тем, что их главными исполнителями, как правило, были патологические садисты, у которых война пробудила самые низменные звериные инстинкты. Вот почему эта непримиримая схватка Добра и Зла, человеколюбия и сатанизма была настолько ожесточенной и полной драматизма. Как видим, в той ситуации вариантов для выбора иного пути, кроме как борьбы и самопожертвования, у белорусского народа не оставалось. Каждый третий житель, проживавший в то время на нашей многострадальной земле, погиб от рук нацистских палачей, но назвать эти жертвы напрасными вряд ли у кого повернется язык.

Особенно трудным для населения Беларуси оказался 1943 год. Карательные экспедиции, организованные Готтбергом, следовали одна за другой. Их количество, по сравнению с предыдущим периодом, возросло почти вдвое. Искоренить партизанское и подпольное движение огнем и мечом стало для их вдохновителя чуть ли не маниакальной идеей. Но, даже отправляя своих подчиненных на совершение самых жестоких злодеяний, Готтберг в душе оставался сентиментальным прусским помещиком. Именно он, упражняясь в творчестве, старался придать романтичный оттенок своим кровавым экспедициям. Учитывая, что все они приобретали характер крупномасштабных боевых действий с использованием моторизированных формирований, танков и авиации, то такие их, чуть ли не нежные, кодовые названия, как «Теплый ветер», «Русалка», «Прогулка на Троицу», «Праздник урожая», «Пион», «Пестрый дятел», «Охота на зайцев», «Майская гроза», «Зимнее волшебство», звучали, по крайней мере, цинично.

Партизанское движение в 1943 году приняло такой размах, что для борьбы с ним оккупационных войск уже не хватало. Вот почему Готтберг обратился к своему непосредственному шефу, командующему всеми антипартизанскими силами от генерал-губернаторства Белоруссия до восточного фронта Эриху фон дем Бах-Зелевскому об оказании военной помощи.

 На борьбу с партизанами вермахт вынужден был выделить для этих целей в общей сложности около 50 дивизий регулярных войск, этим самым значительно ослабив свою ударную группировку на восточном фронте. Но положение в тылу стало настолько серьезным, что вынудило германское военное руководство пойти на такие меры.

Первый мощный удар противника пришелся на Витебщину, где в январе – марте были проведены четыре крупные карательные операции. В ходе них нацисты замучили и сожгли заживо более 15 000 человек, разгромили и предали огню по разным оценкам более 500 населенных пунктов. Только в Полоцком районе в течение января 1943 г. каратели сожгли 21 деревню. В ходе операция «Шаровая молния» фашисты прочесали 169 деревень, захватили для отправки на каторжные работы 3583 человека. Женщин и детей, пытавшихся спрятаться в землянках, уничтожали гранатами. Захваченных в лесу мирных жителей загоняли в уцелевшие постройки и заживо сжигали.

Одной из самых кровавых карательных операций 1943 года считается экспедиция «Коттбус». За май – июнь полностью или частично сожжена 221 деревня, уничтожено 4056 жилых домов, расстреляно и заживо сожжено более 10 000 мирных жителей Минской и Витебской областей. Кроме того, 3051 человек были угнаны оккупантами на принудительные работы в Германию.

Тяжелейшие испытания легли на плечи мирных жителей Ивенецко- Налибокской партизанской зоны в июле – августе 1943 года, когда оккупанты проводили карательную операцию под кодовым названием «Герман». В районе операции каратели убили 4380 мирных граждан и 20 994 захватили для угона в Германию.

В октябре – начале ноября 1943 года против гомельских и полесских партизанских формирований были последовательно проведены три масштабные акции с участием фронтовых частей. В ходе операций нацисты расстреляли сотни мирных жителей и сожгли несколько деревень. В ходе карательной операции «Генрих» оккупанты нанесли массированные удары по деревням Россонского района, в результате чего 20 из них были сожжены. В акции «Отто» каратели расстреляли около 2 тысяч человек и сожгли более 10 деревень Освейского и Дриссенского районов.

За всеми этими цифрами и фактами стоит зловещая тень Курта фон Готтберга. После удавшегося покушения на генерального комиссара Генерального округа Белоруссия Вильгельма Кубе в сентябре 1943 года, именно он занял эту должность, окончательно развязав себе руки, которые и так были по локоть в крови белорусского народа.

Виктор УРАНОВ